Mar. 19th, 2017


"Даже многие историки не знают толком историю последних 70 лет. Восточно-Казахстанская область, или рудный Алтай. Рудный Алтай всегда был в составе России. У Казахстана мало было территории, приняли решение часть Ишимской области (а это Омская область) отдать. Отдали и сделали Караганду. Это в 1936-м, совсем недавно. Всего мы пять областей передали Казахстану, и после этого Казахская АССР из автономии была переименована в ССР. Эти территории передавались как разменная монета", — заявил на заседании президиума Верховного Совета Хакасии председатель Верховного Совета Хакасии Владимир Штыгашев.

http://nnm.me/blogs/donvw161/v-rossii-zagovorili-o-prisoedinenii-vostochnogo-kazahstana-astana-obespokoena/
Оригинал взят у [livejournal.com profile] scabon в Ангарск-1953: Майская резня "кавказцев"
Воспоминания о резне "кавказцев" среди заключённых Китойлага в мае 1953-го года. Опубликованных архивных документов МВД/Минюста (в марте 1953-го ГУЛАГ был временно передан из МВД в Минюст) на эту тему мне встречать не приходилось.
             Из воспоминаний заключённого Ефима Бутакова:
"В лагерях в ту пору было много всяких наций. У нас отдельно по бригадам работали грузины, армяне, казахи и другие. И если казахи, например, были безобидный народ, то кавказские бригады вели себя вызывающе и, сплоченные по национальному признаку, держали верх в лагере. Выдают продукты – они первые получают, меняют обмундирование или привозят деньги – они и тут первые, а остальные дожидались своей очереди в течение долгих томительных дней и часто получали обноски, остатки. Конфликт назревал не один год. Русский Иван терпит, терпит...
           Втайне готовилась месть, делались пики, ножи. И вот в мае 1953 года на промплощадке состоялось самое ужасное побоище. Водители подвезли подготовленные группы прямо на рабочие места, и началась резня. По слухам пострадало более 100 человек. Мы с крыши барака смотрели на санчасть, куда на грузовиках свозили трупы. В живых осталось около 20 грузин."


Из воспоминаний Д.А. Иринчеева:
            "...В конце апреля 1953 года в ангарские лагеря прибыл оче­редной этап заключенных из северных районов страны. Пято­го мая была моя смена, и я с утра был на работе, занимались разгрузкой вагонов с углем, оставшихся после ночной смены. Разгружали вагоны на эстакаде первой площадки для ТЭЦ-1. После разгрузки рабочие ушли в цех, а ко мне пришел брига­дир Тимофей Шпак, сказал, что вагоны выгружены, и мы вмес­те пошли на железнодорожную станцию оформлять документы на сдачу вагонов. Как только вышли из цеха, услышали шум и крики. Что случилось, понять не могли и побежали к цеху 1/3. У цеха остановились как вкопанные, так как увидели, что навстречу нам бежали заключенные с криками «Бей грузин!», в руках у всех были ломы, кирки, топоры, железные прутья и палки. Впереди них бежавшие кавказцы успели нырнуть в про­рабскую юрту, закрылись в ней и заняли оборону. Тогда заключенные бросились разбирать юрту, их было очень много, и за каких-нибудь восемь-десять минут эту юрту по бревнам и доскам растащили, а закрывшихся в ней заключенных всех до единого убили. Увидев такое страшное побоище, мы вернулись в цех, где обо всем случившемся и пережитом рассказали начальнику цеха Г.Е. Рассказову. Мы поднялись на второй этаж в кабинет и оттуда уже смотрели на то, что творилось за цехом 1/3 и вок­руг… Так, со второго этажа мы увидели, как группа заключенных, среди которых были и грузины, и осетины, и чеченцы, пробежала мимо забора ТЭЦ-1 в сторону зоны. На зоне же с интервалом в двести метров стояли вышки с солдатами. Грузи­ны, добежав до зоны, будучи в абсолютно шоковом состоянии, пытались взобраться на проволочные заграждения. Солдаты на вышке открыли стрельбу, стреляли во всех подряд, так как в этой страшной ситуации было не до разбирательств. Только так и смогли остановить бунтующих. В майский бунт заключен­ных 1953 года людей погибло очень много. После того, как все поутихло, погибших грузили на автомашины, кидали их, как дрова, и увозили куда-то. После четырех часов дня мы сдали смену и пошли домой, став невольными свидетелями не только бунта заключенных, но и его последствий..."

Из воспоминаний заключённого Закира Габайдулина, опубликованных в журнале "Воля" 1/1993 (с. 6-7):
           "Теперь я опишу на почве чего был бунт на этом комбинате. Это было в 1953 году. В то время в зонах было много заключенных — чеченцев и ингушей. Они за деньги заняли в зоне все “вакантные” должности. Например, продавцов магазинов... нарядчиков, комендантов, и так далее. Конечно заелись и стали злоупотреблять в лице русских и других наций. Но, конечно, люди не могли терпеть такого беспредела. И решили, постановили — их убить на строительстве этого комбината по утреннему гудку.
       И вот в один день это осуществилось. Придя на комбинат, лагерники у вольных механизаторов забрали машины, трактора, бульдозеры. Вооружились ломами, кайлами, железной арматурой и поехали к тем бригадам, где те работали, и стали их убивать.
       В этом побоище погибло около ста семидесяти человек, и к этому еще солдаты постреляли в запретной зоне тех, кто из них успел убежать. Насколько я знаю некоторых чеченцев бульдозерами свалили в глубокие траншеи и заваливали бетоном или раствором."


В воспоминаниях Василия Пасхалова, служившего в Китойлаге оперуполномоченным, эта резня тоже упомянута, но в качестве жертв названы абстрактные "воры":
      "На строительстве Ангарска тогда работали тысячи заключенных. Как жили? Неплохо. [...] Одна была беда в то время в Китойлаге – власть воров. Против них-то и произошло страшное восстание в 1953 году. Воры отбирали у других заключенных все, особенно еду: масло, чай и прочее. Василий Пасхалов вспоминает, как один здоровенный парень – литовец – страшно так кричал, когда раздавали пайки. Уж очень хотел есть."

Сравнивая эти описания, можно найти общие элементы:

1. Конфликт разгорелся на национальной почве.
2. Резня не была стихийной, а была заранее подготовлена и организована.
3. Число погибших оценивается в 100-170 человек.

Не совсем ясно, против каких национальных групп была изначально направлена эта акция. Упоминаются чеченцы, ингуши, осетины, грузины и (мимоходом) армяне, но в таких случаях бывает, что когда доходит до дела, то "бьют по морде, а не по паспорту".

Точно неизвестно, что было дальше. Габайдулин пишет:
       "На расследование этого бунта, как я помню, приезжали из Москвы член Политбюро Полянский и генеральный прокурор Руденко, для выяснения причин бунта. Выяснили и сказали, чтобы несколько человек взяли на себя это дело, ибо без наказания не может остаться это дело. Конечно, такие люди нашлись, тем которым нечего было терять, то есть у кого был срок по 25 лет.
         Сколько они отсидели сверх своего срока, сколько им добавили? На этом все закончилось. Одним словом сама администрация с ними кашу варила, и их же очернила, короче всех убитых списали, как бывших предателей родины, ибо у них, у большинства, были политические статьи за предательство в Отечественной войне."


но эта несколько сумбурно изложенная версия, по-видимому, основана на информации, полученной из третьих рук, не говоря уж о том, что Полянский не был тогда членом Президиума/Политбюро ЦК, а работал в Крыму. Тем не менее, примечательно упоминание о том, что "у большинства [жертв] были политические статьи за предательство в Отечественной войне".

Интересно было бы посмотреть, как эта резня была отражена в документах МВД/Минюста, но пока я ничего на эту тему в опубликованных документах не нашёл.
         В статье Яны Архиповой "Это интересно: Настоящие первостроители", опубликованной в интернет-журнале "Наш Ангарск.ru", сказано, что архивы Китойского исправительно-трудового лагеря (Китойлага) сохранились в музее УИС (управления исполнения наказаний), находящемся на территории ныне действующей исправительной колонии №2. В статье написано, что:

"по данным на 1949 год, среднесписочное число «вольных» рабочих на строительстве города и комбината составляло 1335 человек, а среднее число спецконтингента Китойлага – 28425 человек ... по данным на 1 января 1950 года, на строительстве комбината-16 [так назывался Китойлаг в 1948-1953гг.] были задействованы 36600 заключенных, содержащихся в 18 лагерных подразделениях. А уже на 1 июля 1951 года – 53940 заключенных[...]"

Судя по документам, хранящимся в ГАРФе, 15-го мая 1953-го года, то есть почти сразу после резни, в Китойлаге было 23259 заключённых, то есть почти в два раза меньше, чем на пике 1951-го года.

Profile

sewer_s

May 2017

S M T W T F S
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:49 am
Powered by Dreamwidth Studios